Центральный банк не будет резко снижать ставку

Информация обновлена: 15.10.2020

Банк России продолжит уменьшать ключевую ставку, но темпы снижения замедлятся.

В течение последних месяцев Центральный банк страны снижал ключевую ставку довольно быстро. С начала 2020 года она снизилась с 6,5 до 4,5 – это целых два процентных пункта. Такие темпы снижения были характерны разве что для 2015 года,  Центральный банк перед этим искусственно поднял ее для борьбы с оттоком капитала.

Сейчас же снижение ставки может существенно замедлиться. Об это в интервью журналу Reuters заявил заместитель председателя Центрального банка Алексей Заботкин. Он отметил, что размер ставки уверенно приблизился к инфляционному уровню – 3,3 процента годовых. Но Центральный банк настаивает на том, что ставка должна оставаться положительной, что она должна превышать уровень инфляции. 

Относительно недавно размер ставки составлял 4 пункта, теперь же он существенно упал. Сдерживание и сохранение размера ставки на уровне выше инфляции позволяет регулятору влиять на цены: высокие показатели ограничивают темпы кредитования. Таким образом, удается не достигать инфляции, которая непременно привела бы к увеличению цен на различные группы товаров.

Заботкин отметил, что размер ставки будет зависеть от того, как будет протекать инфляция. По его словам, сейчас цель – это в общем 4 процента в 2021 году. Но на последнем заседании, которое было в июне, появилась информация, что есть риск отклонения от этого показателя. Нижняя ставка определит, какими будут показатели за предстоящие кварталы.

Однако такая политика для Центрального банка характерна была не всегда. В 2000 и 2010 годах пришлось существовать в условиях отрицательной ставки. Она была меньше, чем уровень инфляции по стране. Например, в 2013 году ставка была 5,5 процента, но в тоже время рост потребительских нужд устанавливали на процент выше. В прошлом десятилетии показатели были еще хуже, ведь разрыв мог составить до 4 пунктов.

Этим объяснялась ситуация, когда Центральному банку не удавалась побороть инфляцию стабильно долгое время. При этом даже падение параметров до однозначного уровня воспринималось как плюс, хотя это не так. Экономический рост был благоприятной стороной выбора такой модели поведения, но не стоит забывать, что он был несколько обусловлен и восстановлением экономической ситуации после 1990-го года, установкой высоких цен на нефть и другими факторами.

Международный опыт показывает, что отрицательные базовые ставки – это не обязательно что-то плохое. Например, в Соединенных Штатах Америки при уровне инфляции в 0,6 процентов размер ставки составляет от 0 до 0,25 процентов в год. 

В странах Европы чистая инфляция находится на уровне 0,3 процентов, а размер ставки – 0 процентов. К примеру, в Норвегии нулевая ставка, однако рост потребительских цен увеличился на 2 процента. Объясняется это тем, что низкие ставки регуляторы стран не считают потенциальной угрозой, а воспринимают даже, как некоторый толчок к действиям. Они пытаются искусственно разогнать показатели, чтоб не допустить начала процесса дефляции, которая более опасна, чем плавная инфляция.

В развивающихся странах дела обстоят немного по-другому. В частности, в Бразилии процентная ставка и уровень инфляции находятся примерно на одном уровне (2,25 и 2,13 процента соответственно). В Индии ставка 4 процента, а инфляция 4,5 процента. В Польше показатель довольно низкий (0,1 и 2,2 процентов соответственно). Большая часть развивающихся стран придерживается следующей парадигмы: нужно держать ставки примерно на одном с инфляцией уровне. Интересно то, что Российская Федерация в таком случае является исключением из правил.

Таргетирование инфляции позволяет бороться с нарастанием цен. Это правило было справедливо для России в течение последних 30 лет. Но будет ли оно действовать и в текущих непростых экономических условиях?

Производство в сфере промышленности показывает неутешительные показатели уже третий месяц. В частности, за первые два летних месяца спад превысил 9 процентов. В Минэкономразвитии отмечают, что в целом за второй квартал текущего года ВВП снизился на 9 процентов. Аркадий Дворкович, председатель фонда «Сколково» отмечает, что это еще не «дно» кризиса. Придется снизить ставку еще больше, при этом – резко.

Сергей Коныгин, главный экономист крупнейшей финансовой организации Газпромбанк, считает, что Центральный банк чувствует себя комфортно, когда ставка со знаком «+». Но это не значит, что она останется на таком уровне и дальше. По его словам, в Газпромбанке думают, что ставка снизится до 4 процентов в этом году, в 2021-ом году ее размер составит около 3,5 процентов. Степень жесткости снижения будет определяться именно показателями инфляции. Но ожидать того, что она упадет ниже роста инфляции не стоит, ведь, по предварительным прогнозам, она будет находиться на уровне 3,7 процентов к концу 2020 года.

Михаил Коган, руководитель отдела исследований ВШУФ подтверждает эту теорию, он высказывает уверенность в том, что Центральный банк будет осторожен с изменением политики. Этот эксперт отмечает, что при среднерыночных 4 процентах, реальная ставка может упасть с 2-3 процентов до 2 пунктов. При сегодняшних показателях инфляции можно мягко снижать ставку.

Коган отмечает, что внедрение ЦБ новой политики возможно только в случае, если политическая ситуация в стране резко ухудшится. Тогда может понадобиться выработка новых правил, которые будут влиять на экономические показатели. Но по-прежнему одной из главных задач остается «закрепление низких ожиданий от инфляции». 

Эксперт отмечает, что глубокое понижение настанет только при сценарии резкого «шока» экономики. Тогда темпы инфляции могут упасть ниже 4 процентов. При этом, по словам Когана, в России сценарий того, что ставка станет нулевой или отрицательной, не осуществим. Дело в том, что регуляторы страны заботятся о макроэкономических показателях (на международной арене одни из главных пунктов – именно инфляция и размер ставки). 

Воспринимать снижение следует не только как последствие короновирусной инфекции, но и как последствия политики страны за прошлые годы, которая основывалась желании пройти кризис с наименьшими потерями.

Оставить комментарий