Поддержку по осени считают: определены лидеры по бизнес-поддержке в регионах, эффект оценят позже

Лидерами по количеству мер поддержки для бизнеса стали 15 регионов. Налоговые льготы, субсидии,  отсрочка по оплате арендных платежей, льготные кредиты и другие меры использовались в регионах для поддержки бизнеса. Но будут ли лидеры по поддержке в числе пионеров по выходу из кризиса? Осень покажет — дадут ли усилия положительный эффект. 

Из обзора аналитики Национального рейтингового агентства — лидерами по количеству способов поддержки бизнеса, пострадавшего коронавирусной инфекцией стали сразу 15 регионов России. Максимальный набор использовали 8 регионов — Москва, Крым, Бурятия, Чукотская АО, Пермский край, Тульская, Иркутская и Челябинская области.

Как заявили в Национальном рейтинговом агентстве (НРА), такая поддержка со стороны местных властей может уменьшить падение экономического  рынка на 2-3 процентных пункта, и ускорит его восстановление. По опросу «Известий», эксперты сходятся во мнении, что поддержка отрицательно сказалась на состояние региональных бюджетов, а вот даст ли она положительный эффект — это вопрос времени.

Как резюмирует аналитический обзор НРА , пандемия  и меры по самоизоляции оказали на региональную экономику разрушающее действие. 

Из сравнительных данных обзора следует, что в нерабочий апрель 2020 года промышленное производство сократилось в 54 предприятиях из 85, а в мае — в 57.

Еще два постоянных признака экономического упадка — уменьшение количества платных услуг и рост безработицы зафиксированы в апреле-мае 2020 года в 83 регионах из 85.

Эксперты связывают такое негативное влияние на экономический рынок с введением регионами ограничительных мер в данном периоде.

В обзоре подчеркивается, что параллельно антикризисными мерами принятыми федеральным правительством в регионах начали разработку собственных способов поддержки экономики. Эти способы, как утверждают аналитики , оказались довольно разнообразными.

Самым популярным инструментом для поддержки бизнеса в период пандемии стали специальные налоговые льготы (применяются в 67 из 85 регионов). Они предусматривают как снижение ставок для малого бизнеса в упрощенной системе налогообложения, так и комплексное снижение ставок по другим налогам (налог на имущество, на прибыль, транспортный налог и так далее) для пострадавших отраслей предприятий.

Другой широко применяемый инструмент — отсрочка арендной платы для МСП и компаний из пострадавших сегментов бизнеса (в 59 регионах). 

Отметим из наиболее распространённых мер также приостановку проверок регулирующими органами и выдачу субсидий для МСП.

По информации HPA, регионы использовали шесть основных мер помощи. К перечисленным выше, добавим льготные условия по арендной плате (вплоть до обнуления), субсидии для пострадавших (сегмент туризма) или социально значимых (медицина) из бюджета региона. Таким образом, к началу июня настоящего года образовалась группа лидеров по количеству утвержденных мер для поддержки бизнеса. Состав группы упомянут выше.

Каждый регион из восьмерки  использовал в полном объёме как стандартные меры в форме льгот по налогам и аренде, так и дополнительные, например, в виде оплаты процентов по кредитам для МСП в Москве или выдачи микрозаймов МСП для выплаты заработной платы сотрудникам в Тульской области.

К восьмерке лидеров протягиваются еще семь российских кандидатов: Амурская область, Кабардино-Балкария, Адыгея, Тыва, Рязанская область, Удмуртия и Чувашия.

Среди выше перечисленных регионов присутствуют и традиционные аутсайдеры по рейтингам инвестиционной привлекательности и экономического развития.

В тексте обзора HPA говорится, что: «В условиях открытости данных о мерах поддержки бизнеса субъектов (в том числе отстающим) несложно копировать друг у друга антикризисные региональные нормативно-правовые акты».

Однако, преждевременно говорить, что данные регионы станут лидерами по скорости восстановления экономического рынка. Правильность предпринятых мер можно будет оценить спустя какое-то врем,я учитывая реальное количество предпринимателей и организаций, получивших такую поддержку. По мнению аналитиков из обзора: «Вполне вероятно, что в лидерах по реальной эффективности мер поддержки окажутся регионы, способные не только прописать большое количество инструментов помощи на бумаге, но и обладающие необходимыми финансовыми и административными ресурсами для их применения».

Как получилось, что в лидерах оказались столь непохожие по своему экономическому состоянию регионы? Виктор Четвериков, управляющий директор по проектам развития НРА, считает, что кризис добавил регионам «максимальной гибкости и оперативности в принятии решений, нацеленных на спасение экономики». Он уверен, что: «Многим помог накопленный опыт создания благоприятного бизнес-климата». Например, Москва и Тульская область одновременно входят в число лидеров и по разнообразию мер поддержки бизнеса, и в число лидеров разнообразных рейтингов инвестиционного климата. И это не просто совпадение: регионам, в которых отлажены системы поддержки бизнеса в «мирное» время, гораздо проще запустить пакеты мер антикризисной поддержки.

Резюмируя данные обзора, можно сказать, что объем помощи определялся и уровнем потребности в ней. Например, в регионах Северного Кавказа наблюдается существенный рост безработицы. Крым (5,1%), Бурятия (4%), Кабардино-Балкария (3,2%), Адыгея (3,1%), Чувашия (2,8%) и Москва (2,7%) входят в список субъектов с высокой долей в валовой региональный продукт (ВРП) туризма, общественного питания, спорта, досуга и развлечений. А Тыва стала лидером по сокращению промышленного производства в апреле-мае 2020 года — последний весенний месяц уменьшил его почти на треть. Эти сферы сильнее всего пострадали от введения карантинных ограничительных мер.

Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем считает, что все 15 регионов-лидеров следует разделить на две группы:  «у кого имеются необходимые средства и важно сохранить МСП для экономики региона, и дотационные субъекты, которые сделали ставку на сохранение социально-экономической структуры».

По мнению доцента кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г.В. Плеханова Максима Соколова, неоднородность объясняется тем, что в список  вошли «субъекты, которые проявили максимальную осведомленность о принимаемых правительством мерах и готовые поддержать федеральный вектор борьбы с коронакризисом».

«Если посмотреть на восьмерку лидеров по максимальному уровню разнообразия мер господдержки, то представленные регионы крайне неоднородны по большинству параметров. Это можно объяснить высоким уровнем реагирования властей этих субъектов на современные вызовы и их тесную интеграцию — в том числе ресурсную и информационную — с федеральными властями», — заявляет Соколов.

По опросу Известий, эксперты предлагают не рассчитывать на быстрые положительные результаты предпринятых мер в регионах. По мнению Виктора Четверикова, в «краткосрочном периоде регионы, предложившие максимальное количество мер поддержки для бизнеса, могут оказаться даже в числе проигравших — с точки зрения бюджетных доходов». Он привел пример Тульской области, где налоговые и неналоговые бюджетные поступления за первое полугодие 2020 года оказалось ниже уровня 2019 года на 19%, а в Перми и области уровень падения превысил 24%. 

По прогнозам НРА — резкое сокращение регионального экономического рынка и выпадающие денежные поступления, которые уходят на льготы по налогам и аренде имущества, обязательно приведут к бюджетному дефициту данных субъектов. Урон может составить 200–300 млрд рублей — это 2,5–3,5% от их общих доходов, предполагают в НРА. Основными же источниками покрытия этих брешь станут вливания из федеральной казны. В планах правительства выдача для регионов 300 млрд рублей и долгое финансирование.

Но, по заверению Виктора Четверикова, «в дальнейшем бюджетные потери этого года компенсируются более быстрым восстановлением региональных экономик». Он считает, что «готовность регионов эффективно поддерживать бизнес может снизить глубину падения ВРП на 2–3 п.п., а также сократить срок восстановления промышленного производства до двух лет вместо трех-пяти лет для регионов, пренебрегающих поддержкой предпринимателей и компаний».

А вот Константин Ордов, руководитель департамента финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве РФ в этом отношении  не так оптимистичен: «Восстановление экономики происходит недостаточно быстро, чтобы это позволило компенсировать выпадающие доходы бюджетов субъектов. А риск второй волны требует предпринимать меры существенной поддержки регионов со стороны федерального правительства. Эти меры также включены в программу правительственной поддержки экономики на сумму более 5 трлн рублей», — считает он. Ордов обращает внимание, что

«когда закончится отсрочка выплат по налогам и аренде, а экономическая активность еще не восстановится, многие компании окажутся в состоянии банкротства». По его мнению, это может стать дополнительным ударом по доходам бюджетов, «поставив их в зависимость от дотаций со стороны федерального центра».

Оставить комментарий