Что не так с новой поправкой в закон о банкротстве

В СМИ часто говорят о многомиллиардных исках в отношении бывших топ-менеджеров крупных банков, попавших под санацию регулятора. В действиях руководителей учреждений в большинстве случаев не находят криминальной подоплеки или мошеннического сговора. Но вот особая интерпретация новой поправки в закон о банкротстве все равно делает их материально ответственными. 

Например, Московский индустриальный банк проходит санацию с января прошлого года. Центральный банк России потребовал от учреждения сформировать дополнительные резервы в размере 11 миллиардов рублей. Но в отношении 18 топ-менеджеров, которые руководили банком до введения временной администрации, суд постановил взыскать почти 200 миллиардов рублей. Это рекордная сумма для такого рода дел и беспрецедентное событие для финансового сектора. 

Все из-за поправки в закон, введенной два года назад. Новинка определила новый вид убытков в качестве расходов Центробанка. Теперь иски к топ-менеджерам по сумме условно приравниваются к доходам, которые регулятор мог бы получить от использования средств на санацию банка на коммерческих условиях. Можно сказать, что это упущенная выгода. 

Заложенный в этой новой норме механизм привлечения к ответственности вызывает немало вопросов. Особенность актуального законодательства заключается в том, что процедуре оказания финансовой помощи организации посредством внесения ЦБ РФ средств в капитал предшествует решение регулятора об уменьшении уставного капитала банка до 1 рубля. Получается, что регулятор как бы избавляет банк от прежних собственников и превращается в его единственного акционера за счет докапитализации учреждения.

В прежних нормах закона банк, который получил нового акционера в лице Центробанка, должен был истребовать с прежних контролирующих лиц реальные убытки по всем случаям выдачи заведомо невозвратных кредитов. Этими средствами пополнялся капитал банка. Получается, что новая норма заставляет взыскивать убытки в двукратном размере. 

Национальный банковский журнал пишет, что должностные лица ЦБ неоднократно разъясняли данную ситуацию. По их словам, в планах регулятора продавать прошедшие санацию банки. Эксперты из журнала не понимают, откуда тогда такие серьезные материальные взыскания. Сумма требования заставляет думать, что в Московском индустриальном банке случилось нечто противозаконное, но криминальных историй не зафиксировано. Выходит, что менеджеры ни в чем не виновны, но должны регулятору 198 с лишним миллиардов рублей. 

В рядах тех, кто должен огромную сумму Центробанку, оказались и менеджеры, которые покинули банк четыре года назад, задолго до введения временной администрации. Новая поправка может судить задним числом и взыскивать расходы на 20 лет вперед. 

Можно сделать вывод, что новая норма работает против менеджеров банка. Не выясняется, есть ли виноватые, расходы на санацию оплачиваются по ставкам, определенным Центральным банком России. И это не стыкуется с существующей много лет практикой привлечения к субсидиарной ответственности, когда бремя возмещения убытков ложится на контролирующих лиц только если доказано, что они довели банк до неплатежеспособности.

Оставить комментарий